Приводнение Ту-124 на Неву

Писатель Юрий Туйск был очевидцем посадки Ту-124 на Неву 21 августа 1963 года

Советский писатель Юрий Туйск в тот день находился в своей ленинградской квартире. Услышав нарастающий шум винтов, а позже увидев падающий самолёт, Юрий срочно выбежал на улицу.

Вместе с толпой зевак писатель направился к Неве, где застал момент буксировки самолёта к берегу. Вернувшись домой за фотоаппаратом, Юрий Туйск запечатлел исторический момент.

Через несколько минут после аварийной посадки самолёта у берега были выставлены отряды милиции, которые не давали производить фотосъёмку и уничтожали плёнки. Однако Туйску удалось спасти свои снимки, которые были опубликованы лишь в 1996 году.

В 2018 году Юрий Туйск издал книгу «Как авиалайнер сел на Неву», посвящённую событиям 21 августа 1963 года. В ней рассказывается о дальнейшей судьбе членов экипажа, которых обвиняли в разгильдяйстве. Лишь благодаря иностранной шумихе, на эту ситуацию взглянули по-другому. Мостовой умер в Израиле в 1997 году, а Чеченева не стало в 2002.

В 2009 году случился ещё один случай аварийной посадки самолёта на реку. Экипаж посадил А320 на реку Гудзон в Нью-Йорке. Об этом был снят фильм «Чудо на Гудзоне». Юрий Туйск надеется, что подвиг советских лётчиков тоже выйдет из тени.

Разбор полета

Посмотреть на происшествие собралось много зевак. Они снимали приводнение лайнера на фотопленку. Оцепившая место ЧП милиция разгоняла публику, отбирала фотоаппараты и заставляла засвечивать пленку. Но одному из свидетелей произошедшего, Юрию Туйску, удалось сохранить отснятое. Потом его фотографии попали в советские и зарубежные СМИ.
Поначалу всю вину за авиакатастрофу хотели свалить на экипаж — дескать, не досмотрели за показаниями топливомера. Предположение о том, что датчик топлива был явно неисправен изначально, даже не рассматривали. Однако после обнародования всей этой истории в СМИ, в том числе и зарубежных, власть сменила гнев на милость — пилотов представили к наградам. Правда, до самого награждения дело так и не дошло — командиру и штурману Ту-124 только выделили отдельные квартиры (до этого они жили в коммуналках). В прежнем составе экипаж после августовской авиакатастрофы больше никогда не летал.
Затонувший самолет подняли со дна Невы и сразу списали. От него осталась только кабина, долгое время использовавшаяся в качестве тренажера в Кирсановском летном училище. Остальное отправили на металлолом.

Поломка на взлетной полосе

Еще на взлетной полосе, набирая высоту, советские летчики поняли, что переднее шасси заклинило. С такой серьезной неисправностью посадить самолет в обычном порядке не представлялось возможным. По всем правилам аэродинамики он просто-напросто опрокинулся бы, едва коснувшись земли задними колесами.

Виновником поломки стал маленький шаровой болт, выпавший из механизма, ответственного за выпуск переднего шасси. То ли это была халатность механиков аэропорта, то ли нелепая случайность, проблема в любом случае существовала.

В прессе этот момент практически не освещался, поскольку нельзя было ставить под сомнение надежность советского авиапрома. Самолеты, сделанные в СССР, априори самые лучшие в мире.

Экипаж проблемного ТУ-124 пытался устранить неполадку собственными силами, прорубив в фюзеляже брешь, но должного результата не достиг.

Причины аварийной посадки Ту-124 на Неву 21 августа 1963 года

Утром 21 августа 1963 года советский самолёт Ту-124 с 45-ю пассажирами на борту вылетел из таллинского аэропорта во «Внуково». Кроме пассажиров, на лайнере находились 6 членов экипажа во главе с командиром Виктором Мостовым и вторым пилотом Василием Чеченевым.

Совершив взлёт, экипаж обратил внимание, что одна стойка шасси оказалась заклинена. Причиной тому стала потеря шарового болта при разбеге на полосе

Совершить посадку в эстонской столице не представлялось возможным из-за плохой видимости, поэтому Ту-124 был направлен в ленинградский аэропорт «Пулково» для аварийной посадки на грунтовую полосу. Там самолёт уже ожидала пожарная служба и скорая помощь.

Инструкция предусматривает посадку самолёта без шасси на специальную вспаханную полосу, либо на обычную полосу, но залитую большим количеством пожарной пены. Это поможет погасить искры, вылетающие из-под металлического корпуса.

Прежде чем совершать посадку такого типа, экипаж обязан сжечь максимальное количество топлива. В 11:00 по местному времени Ту-124 начал кружиться над Ленинградом, сжигая горючее.

Спустя час, когда экипаж собирался отправиться в «Пулково», отказал один из двигателей лайнера. Диспетчер разрешил сократить путь через город. Спустя некоторое время отказал другой двигатель и самолёт начал терять высоту прямо над Исакиевским собором Ленинграда.

Дальнейшие события

После того как произошла посадка Ту-124 на Неву, комиссия, которая расследовала обстоятельства нештатной ситуации возложила всю ответственность на экипаж. Даже объявили строгий выговор и уволили. Но в связи с успешной посадкой, отсутствием жертв и шумихи в зарубежной прессе, было принято решение не наказывать летную бригаду.

Экипаж Ту-124 хотели наградить орденами Красной Звезды, но указ о награждении так и не был подписан. Через некоторое время администрация «Аэрофлота» предоставили двухкомнатные квартиры капитану и штурману воздушного судна. Также был награжден капитан буксира, который помогал, когда случилась аварийная посадка. Он получил почетную грамоту и часы.

Командир после этого случая до 1978 года работал в авиаотряде №200, потом начальником смены в аэропорту «Внуково» до 1988 года, вскоре случился инфаркт и он ушел на пенсию. В 1989 году со своей семьей уехал жить в Израиль, где работал на фабрике рабочим, в 1997 году умер в Кирьят-Гате.

После удачной посадки второй пилот долгое время работал командиром воздушного судна, а потом летчиком-инструктором. В гражданской авиации пользовался огромным уважением и авторитетом. Умер в 2002 году.

По прошествии 35 лет, по телевидению проходила передача «Как это было». В ней участвовали герои тех событий, там был и второй пилот, который говорил, что пока экипаж занимался ремонтом шасси во время кружения вокруг Ленинграда, увлекшись, забыли про топливо, и до аэропорта могло его не хватить, да и датчики неправильно показывали расход и остаток находящегося топлива в баках.

В настоящее время очень много материалов о том чудесном приводнении. В 2015 году снят документальный фильм «Посадка Ту-124 на Неву», широко освещены события того далекого августовского дня. Много фотографий и видео до нынешних дней хранится под грифом «секретно» в архивах органов Государственной безопасности. Яркая страница в истории нашей авиации, это пример мужества и самообладания пилотов.

Несмотря на удачное приземление самолета Ту-124, по сей день всем воздушным судам строго запрещено пролетать над Ленинградом. Но такой замечательный опыт данного экипажа произвел сильное впечатление на пилотов всего мира. Сейчас аварийная посадка на воду отрабатывается во многих авиакомпаниях на тренажерах. Этот август 1963 года навсегда запомнился ленинградским жителям, которые все это смогли увидеть своими глазами.

То, что случилось с воздушным судном Ту-124, это четвертый раз за всю историю авиации, все остальные случаи сопровождались гибелью людей и крушением самолетов, и неудивительно. Скорость самолета около 400 километров в час, при снижении и столкновением с водой воздушное судно переломилось бы как спичка. Очень не просто совершить такую виртуозную посадку, когда на счету секунды.

ТУ-124 приводнение на Неву

Причины происшествия

Ту-124 – это новый самолет, проектирование и испытания проходили в сжатые сроки, и поэтому имеется много маленьких недоработок. Вот одна такая мелкая деталь и сыграла роковую шутку. Оказывается, когда самолет взлетал, у него отвалился из переднего шасси болт, его потом нашли на взлетно-посадочной полосе.

Вот, кажется совсем маленькая деталь, но, как оказалось, играет важную роль в судьбе воздушного судна. Без него шасси не смогло принять правильное положение и его заклинило. При таких неисправностях самолет при посадке, скорее всего, перевернулся бы. Так что единственный способ — приводнение, притом удачное, спасло много жизней.

Вторая причина, которая могла привести к трагедии, это неисправность топливомера, который выдавал неправильные данные об имеющемся количестве горючего. Такой дефект часто встречался в самолетах того времени, и о нем прекрасно знали все пилоты, поэтому они всегда заправлялись большим количеством топлива, чем нужно. Но не в этот день. Притом что в данном случае пилоты специально наматывали круги над городом, хотели истратить больше горючего и оставить минимум для того только, чтоб долететь до аэропорта. Прибор соврал и пилоты в надежде, что топлива хватает, могли потерпеть крушение прямо в центре Ленинграда.

В мире удачных насчитывается около четырех. Экипаж, зная всю ситуацию, невероятными усилиями посадили самолет в центре Ленинграда. Авиакатастрофы избежали, никто не пострадал. Поднять самолет в воздух и посадить его — это самые опасные и трудные моменты всего полета. В кино обычно хлопают, но хлопать нужно, когда воздушное судно не только приземлилось, но и остановилось и заглушило моторы. Нередко маленькая деталь является причиной аварийной ситуации и гибелью людей.

https://youtube.com/watch?v=QCAZxM3yVH4

Взлеты и посадки

Многие летали на самолетах и знают о традиции аплодировать пилоту, едва авиалайнер коснется земли. Люди, тем или иным образом связанные с авиацией и аэродинамикой, сказали бы: «Рано радуетесь!»

В действительности поднять машину в воздух и приземлить для экипажа – самые трудные и опасные моменты полета. Хлопать стоит, когда самолет не только совершил посадку, но сумел остановиться и заглушить турбины.

Иногда даже самая маленькая плохо закрепленная деталь может спровоцировать крушение воздушного судна и гибель большого числа людей. Именно это и произошло в то августовское утро в эстонском аэропорту Юлемисте.

Отказ за отказом

Аэрофлотовский пассажирский лайнер Ту-124, летевший из Таллина в Москву 21 августа 1963 года, был практически новый — самолеты этой марки в Советском Союзе начали выпускать только в 1962-м. В то ранее утро на борту «тушки» находились 44 пассажира и 6 членов экипажа. Достоверно известно, что среди пассажиров был будущий Патриарх Всея Руси Алексий II.
Практически сразу после взлета экипаж обнаружил, что передняя опора шасси убралась не до конца. Надо было садиться, но таллинский аэропорт не принимал из-за тумана. Диспетчеры направили Ту-124 в пулковский аэродром. В Пулково приготовились встречать борт, которому предстояло сесть на грунтовку. Такое приземление может спровоцировать пожар, поэтому экипаж под командованием В. Я. Мостового начал облет Ленинграда на малой, полукилометровой, высоте для выработки топлива.
Тем временем бортинженер воздушного судна Виктор Царев попытался вручную выправить стойку шасси через прорубленную в полу кабины пилотов щель, но безуспешно. Бортпроводница Александра Александрова перенесла из носа лайнера груз в хвост самолета, чтобы облегчить удар носовой части Ту-124 при посадке.
При очередном круге над северной столицей у самолета внезапно отказал один из двух двигателей. По показаниям топливомера горючего до Пулково хватало, но лететь на аэродром теперь надо было не в окружную, а прямиком через Ленинград. В небе над Смольным у Ту-124 перестал работать второй двигатель, и датчик топлива почему-то показывал «0», хотя еще несколько минут назад было «200 литров».

Как все происходило

Прошло уже какое-то время после взлета, когда экипаж корабля заметил, что передняя опора шасси не на месте, ее заклинило. В Таллине посадка была невыполнима из-за сильной туманности, а ближайший аэропорт только в Ленинграде в аэропорту Шоссейная (в настоящее время Пулково). Диспетчеры решили не отправлять самолет в Москву. Ту-124 на малой высоте полетел до Ленинграда. К приему самолета были готовы все экстренные службы аэропорта Шоссейная.

Ту-124 авиакомпании «Аэрофлот», аналогичный участвовавшему в происшествии

Прибыли пожарная машина и скорая помощь, так как воздушное судно должно было приземлиться на грунтовую полосу, «на брюхо». Все дело в том, что аварийную посадку с неисправным шасси можно посадить только на специальной вспаханной, грунтовой полосе. Только так можно избежать взрыва и возгорания от искр при приземлении. Вот такая полоса была в городе — на Неве.

В 11 часов самолет подлетел к Ленинграду и кружил над городом на высоте 500 метров, чтобы истратить больше топлива. Если при приземлении вдруг случится пожар, то малое количество горючего уменьшит вероятность его при посадке. Специалисты аэропорта попросили в очередной круг пролететь прямо над аэродромом, чтобы с земли рассмотреть, а что же все-таки произошло. Так они подтвердили предположение экипажа. А такая малая высота тоже была выбрана для большей безопасности пассажиров и экипажа, да и топливо быстрее тратится. Все время полета бортмеханик пытался изо всех сил как-то извлечь, выпустить шасси при помощи шеста, через пробитое отверстие в полу кабины. Но никакие усилия не увенчались успехом.

В 12 часов 10 минут самолет совершал восьмой круг, до аэропорта 21 километр, по показаниям топливомера топлива осталось ровно столько, чтобы долететь до аэропорта, около двух с половиной тонн (по другой версии 750 литров). Вдруг левый двигатель перестал работать, топливо было, но перестало поступать. Экипажу Ту-124 поступило разрешение на перелет через город, но через небольшой промежуток времени отказал и второй двигатель, прямо над Смольным.

Так получилось, что самолет планировал на низкой высоте над центром города, под угрозой оказались все, кто там был в тот момент. Не было другого варианта, как приводнение Ту-124 на Неву. Командир доверил управлять воздушным судном второму пилоту, так как он раньше служил в морской авиации и имел опыт посадки самолета на воду.

Воздушное судно начало снижаться:

  • вот уже близко над крышами домов;
  • над Малоохтинским проспектом;
  • на высоте 90 метров Литейный мост;
  • в 40 метрах от воды миновал Большеохтинский;
  • над строящимся мостом Александра Невского (на высоте 4 метра), рабочие от испуга прыгали в воду.

С одной стороны — мост Александра Невского, с другой — железнодорожный мост, на левом берегу — Александро-Невская лавра, на правом берегу – улица Таллинская. Как раз в этом месте ширина реки приблизительно 400 метров. Перед посадкой второй пилот очень грамотно повел самолет, посадил плавно, ровно, и нос самолета не нырнул в воду, и самолет не получил сильнейший гидроудар. А командир за это короткое время поседел.

В это самое время неподалеку проходил паровой буксир, который чудом избежал столкновения, и он помог оттянуть самолет к правому берегу Невы к заводу «Северный пресс». Чтобы укрепить буксировочный трос в носовой части самолета разбили стекло. На берегу, по счастливой случайности оказались деревянные плоты. Крыло самолета положили на эти плоты, и получился неплохой переход на берег. Всех пассажиров (на борту их было 44 человека, из них двое детей) и семь членов экипажа удалось эвакуировать и отправить в Москву.

Бортпроводникам нужно аплодировать в данной ситуации, на их долю выпало успокаивать волновавшихся пассажиров, отвечать на их вопросы. Непонятно, как удалось сохранять спокойствие, зная, что все находятся на волосок от гибели. Никакой паники не было не во время полета, ни при выходе на берег, но когда очутились на суше, только тогда начали понимать, что совсем недавно они были на волосок от гибели. Экипаж воздушного судна сразу отправили на допрос в КГБ, а пассажиров в аэропорт.

Экипаж ТУ-124 б/н СССР-45021. Слева направо: борт-механик В.Смирнов, штурман В.Царёв, бортрадист И.Беремин, командир воздушного корабля В.Мостовой и второй пилот В.Чеченев

Пункт назначения – Ленинград

Сообщив о заклинившем шасси диспетчеру, пилоты получили предписание лететь в аэропорт Ленинграда и сажать самолет на аварийную полосу. По сути, она представляет собой огромное поле глубоко вспаханной земли, которая смягчит приземление.

Заправленный под завязку лайнер должен был израсходовать весь запас топлива, прежде чем совершить настолько рискованный маневр. В противном случае вероятность взрыва при посадке была слишком высока.

Экипажу ничего не оставалось, как нарезать круги над Северной столицей, сжигая керосин. Надо отдать должное стюардессам, на долю которых выпало успокаивать взволнованных пассажиров, то и дело задающих вопросы: «Почему мы не садимся?» Как им удавалось сохранять спокойствие, зная, что они находятся на волосок от смерти, одному Богу известно.

Топливо на нуле

В то время как аварийные службы готовились принять неисправный борт, случилось еще одно происшествие. Над самым центром Ленинграда у самолета заглохла сначала одна, а потом и вторая турбина.

Приборы тех лет имели большую погрешность, и летчики попросту перестарались, веря показаниям расходомера топлива. Дело принимало еще более опасный поворот.

В Пулковском аэропорту, узнав шокирующие новости, еще надеялись, что лайнер дотянет до аварийной полосы, планируя над городом. У пилотов такой уверенности не было, поскольку ТУ-124 для таких маневров слишком тяжел и неповоротлив. При отказе двигателей он резко клюнул носом и начал стремительно терять высоту. Счет шел на секунды…

Поделитесь в социальных сетях:ВКонтактеFacebookTwitter
Напишите комментарий